Способна ли оппозиция свергнуть таджикского президента?

6647733-009433-4433Политическая жизнь в Таджикистане достигла вновь точки кипения, однако, не за счет внутренних потрясений, как год или два тому назад. Некий оппозиционер Умарали Кувватов призывает жителей страны 10 октября выйти на центральную площадь Душанбе и потребовать отставки президента Эмомали Рахмона. Достаточен ли потенциал таджикской оппозиции для того, чтобы сменить режим?

Политическая ситуация в Республике Таджикистан на фоне катастрофического состояния дел в экономике и социальной сфере остается чрезвычайно сложной. Стабильность в стране, равно как и позиции таджикского руководства выглядят хрупкими, а перспективы дальнейшего развития ситуации — неясными и весьма тревожными. Состояние экономического коллапса, из которого Таджикистан за 20 лет независимости не смог выбраться, разрушенная социальная сфера, фактически «прозрачная» для транзита наркотиков таджикско-афганская граница, бедственное положение населения, рост протестных настроений в обществе, усиливающаяся напряженность внутри правящей элиты, опасность террористических угроз извне — вот далеко не полный перечень сложных вопросов современного Таджикистана.

Сегодня ситуацию в Таджикистане можно охарактеризовать как чрезвычайно зыбкое, неустойчивое равновесие. С одной стороны, позиции руководства страны во главе с Э.Рахмоном слабы, так как правящая элита серьезной опоры среди широких масс населения не имеет (по крайней мере, за рамками кулябского клана), держится исключительно на силовых структурах. Причем силовые и финансовые возможности таджикского руководства ограничены. С другой стороны, позиции таджикской оппозиции выглядит еще более слабыми, нежели нынешней власти. В силу слабости и безыдейности таджикской оппозиции, сегодня ее консолидация в плане противостояния режиму Э.Рахмона практически нереальна. К тому же вряд ли у таджикских коммунистов и либерально ориентированных демократов может в принципе сформироваться серьезный и прочный альянс с партией политического ислама, кроме этого таджикский парламент сегодня практически полностью подконтролен президенту.

Правительство Эмомали Рахмона в настоящее время тотально контролирует законодательную инициативу, практически полностью укомплектовав парламент своими сторонниками. Так, сегодня представители партии Э.Рахмона — Народно-демократической партия Таджикистана (НДПТ) — занимают в парламенте свыше 85% мест. В то же время, существует определенный риск революционных изменений в политическом балансе сил в Таджикистане, что может произойти в результате спонтанного социального взрыва в стране, либо «дворцового переворота» внутри правящего кулябского клана.

Несмотря на то, что политика таджикского руководства во главе с Э.Рахмоном является малоэффективной, далеко не факт, что нынешний таджикский президент может быть смещен силами оппозиции. Следует отметить, что потенциал таджикской оппозиции сегодня очень незначительный, так как она не представляет сплоченную и организованную силу. Оппозиция в Таджикистане фактически существует лишь формально. Такие партии как КПТ, СДПТ и ДПТ и, тем более АП и ПЭР, не имеют сколько-нибудь серьезного веса и влияния в стране. Из всех оппозиционных таджикских партий только ПИВТ представляет собой более-менее реальную силу и имеет определенное, хотя пока не достаточно сильное влияние на таджикское общество.

Понимая это, правящий режим оказывает выборочно возрастающее давление на оппозицию, в особенности на ПИВТ. Этими действиями Э.Рахмон пытается углубить раскол оппозиции, заигрывая с теми или иными ее деятелями. С другой стороны, проводится политика откровенного прессинга на часть оппозиции: мощное морально-психологическое давление на активистов ОТО, в особенности на ПИВТ; в интернете блокируются сайты ОТО; Комитет по делам религии при правительстве Таджикистана вынес решение о закрытии мечети на территории офиса ПИВТ и т.п.

Возможно, именно поэтому в настоящее время в Таджикистане наблюдается тенденция роста симпатий населения к ПИВТ. С одной стороны это связано с увеличением протестных настроений в отношении правящего режима. С другой стороны, ПИВТ в своей политике активно использует тактику «хождения в народ» с целью приобретения опоры в широких слоях населения. Конкретно на практике это выражается в проведении целенаправленных кампаний по общественной работе и благотворительной деятельности.

Активисты ПИВТ оказывают материальную, в том числе и финансовую поддержку некоторым беднейшим семьям, находящимся на грани физического выживания, организовывают помощь жителям населенных пунктов, пострадавших от стихийных бедствий, отстаивают права граждан в судах и т.п. Помимо этого, активисты ПИВТ ведут активную пропагандистскую работу, особенно среди молодежи, в какой-то степени разыгрывая карту недовольства нынешним таджикским руководством.

Тактика ПИВТ во многом срабатывает, результатом чего и является упомянутый выше рост симпатий части населения к данной партии. В то же время, политические позиции ПИВТ пока слабы, а сама партия еще очень далека от того, чтобы «повести за собой массы». Главная причина — идейная и интеллектуальная слабость ПИВТ, отсутствие детальной программы и видения стратегических перспектив развития Таджикистана. Как утверждают сами таджикские политологи, «сегодня не существует серьезных научных и аналитических материалов об идеологии партии, основах ее мировоззрения, о позиции по межнациональным отношениям, по вопросам внешней политики, о путях решения социально-экономических проблем, о перспективах развития страны».

Эти обстоятельства кардинально ослабляют позиции ПИВТ, особенно в образованной прослойке таджикского общества. Многие таджики не без оснований считают, что партия утаивает свои настоящие цели, а пока реализует тактику прихода к власти путем проведения популистских акций и разыгрывания карты народного недовольства нынешним руководством страны.

В целом, ситуация в Таджикистане крайне сложная, запас прочности режима Э.Рахмона невелик, гражданский мир — хрупкий, а будущее страны — тревожное.

Любопытно, что действия радикальной оппозиции «Группы-24» вызывают у остальной оппозиции негативную реакцию. Лидер коммунистов Шоди Шабдолов выступил с предостережением, не поддержали идею митинга и в офисе ПИВТ, в первый день священного для мусульман праздника Курбан-байрам на центральной площади Душанбе власти внезапно провели показательные учения таджикских силовиков совместно с военнослужащими 201-й российской военной базы.

Скептически оценивает возможность создания в Душанбе варианта Майдана в Киеве лидер Социал-демократической партии Таджикистана (СДПТ) Рахматилло Зойиров. В интервью «Независимой газете» он говорит: «Призывы к митингам и учения — это звенья одной цепи. Власти предприняли профилактические меры, так как боятся даже своей тени. Они в силу некомпетентности готовы всюду видеть врагов».

Возможно, лидера СДПТ возмущает то обстоятельство, что он уже на протяжении 10 лет говорит об отсутствии легитимности президента Рахмона, но никто его не заметил, а когда об этом заявила непонятная группа, то это сильно напугало власти. Проще надо быть с народом, Рахматилло! Народ не понимает ученые фразы о легитимности, а слово «долой» ему близко…

Рахмон хочет показать учениями с россиянами в священный первый день Курбан байрама, что Москва с ним заодно. Однако хочется напомнить ему о том, что группа Умарали Кувватова нашла убежище в России, именно в российских городах прошли многочисленные митинги с требованием об отставке президента Рахмона. Так что стоит задуматься, с кем дружить…

Шофакир  Алимшоев

Из почтового адреса редакции

Источник –  Союз независимых журналистов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top