Казахстан на кухне глобальной политики. Но не в качестве шеф-повара

Казахстан на кухне глобальной политики. Но не в качестве шеф-повараКратковременное председательство Казахстана в Совбезе ООН — символическая и формальная процедура — подается у нас как триумф отечественной внешней политики

Начало января дало новый повод казахстанским властям заняться рекламой страны на международной сцене уже в качестве председателя Совета безопасности ООН. Как обычно, рядовое для мировой политики событие внутри Казахстана подается в качестве эпохального достижения.

Дипломатический торг

Ажиотаж вокруг председательствования Казахстана в Совбезе ООН напоминает аналогичный информационный шум вокруг проведения в стране не главной, а промежуточной международной выставки ЭКСПО.

Для внутренней аудитории событие подавали под соусом мощного технологического рывка в сторону «зеленой энергетики», а для внешних наблюдателей — как доказательство успешного политического и экономического развития страны.

В случае с Совбезом ООН всё идет по аналогичной схеме. Казахстанцев убеждают в великом триумфе нашей внешней политики, которая может повлиять на геополитику глобальную, хотя прописанное правилами кратковременное (в течение одного месяца) председательство одного из непостоянных членов Совета безопасности ООН — традиционно символическая и формальная процедура.

Понятно, что Казахстан является первым из государств Центральной Азии, получивших статус непостоянного члена Совбеза. Но если брать постсоветское пространство, то в этом списке мы не первые. До нас были и Украина, и Белоруссия, и Литва.

И то, что Казахстан стал непостоянным членом Совета безопасности ООН, является следствием его гибкой внешней политики, которая устраивала большинство геополитических игроков. Практически со всеми постоянными членами Совбеза ООН в лице России, Китая, США, Великобритании и Франции у Казахстана партнерские отношения. Хотя первые два государства проявили большую активность, поддерживая нашу кандидатуру, рассчитывая, что Казахстан отплатит той же монетой в будущем. Это был своеобразный дипломатический торг.

Судя по всему, российский счет Астана уже начала оплачивать. По крайней мере, в декабре прошлого года Казахстан не поддержал резолюцию о ситуации в Крыму, которую подготовила Украина и приняла Генеральная Ассамблея ООН. В этом документе Россию призывали положить конец всем нарушениям и ущемлениям прав человека в отношении жителей Крыма.

Но Казахстан оказался в списке из 26 государств, которые поддержали Москву, выступив против этой резолюции, хотя среди тех, кто был за нее — многие европейские государства и США.

Кухня Совбеза

В Совет безопасности ООН входит 15 членов — уже упомянутые пять постоянных и десять непостоянных. Но для принятия того или иного решения Совбеза необходимо, чтобы его поддержала не только постоянная пятерка, но еще 4 из 10 непостоянных членов.

Не удивительно, что и Россия, и Китай, и США внимательно относятся к списку непостоянных членов, стараясь брать сторону тех государств, на которых могут рассчитывать в случае голосования.

Формально Совбез ООН является важным органом, поскольку непосредственно отвечает за поддержание международного мира и безопасности и, в случае возникновения угроз, имеет право применять принудительные меры, в том числе санкции, к тем или иным государствам.

При этом все остальные члены ООН должны подчиняться решениям Совбеза.

Хотя за последние годы было немало случаев, когда из-за перманентных разногласий между постоянными членами Совбеза, имеющими право вето, репутация этой структуры, как, впрочем, и всей ООН оказалась подмочена. Это породило множество предложений  о реформировании Совета безопасности путем расширения состава его участников.

Кстати, в конце августа 2017 года Казахстан также предложил количественно расширить состав Совета безопасности с учетом серьезного изменения системы международных отношений с конца 1940-х, когда была создана ООН. Впрочем, это еще больше осложнило бы принятие решений в чрезвычайных ситуациях.

Не меньше критики звучит и в адрес всей Организации Объединенных Наций, чье влияние на международную политику постоянно снижается.

Бонусы для Акорды

Но Акорду, судя по всему, устраивает три символических бонуса от своего статуса в Совбезе ООН.

Во-первых, это очередной внешнеполитический PR. Но не столько страны, сколько президента. В пользу этого свидетельствует SMS-переписка в 2016 году, которая попала в СМИ, между тогда еще премьер-министром РК Каримом МАСИМОВЫМ и министром иностранных дел РК Ерланом ИДРИСОВЫМ во время голосования в Генассамблее ООН нашей кандидатуры на позицию непостоянного члена Совбеза, где эту «победу» обозначили как «победу шефа».

Учитывая, что внешняя политика Казахстана сильно персонифицирована, довольно трудно провести границу между имиджем страны и имиджем главы государства.

Кстати, вхождение Казахстана в Совбез позволило в прошлом году даже пригласить в Астану на встречу с президентом Генерального секретаря ООН Антониу ГУТЕРРИША.

Во-вторых, присутствие Казахстана в Совбезе ООН создает неплохой дипломатический фон для проведения встречи с руководством США, если она всё-таки состоится. На фоне усиления влияния России и Китая на постсоветском пространстве США стали испытывать явный дефицит в партнерах, в том числе в Центральной Азии. При этом Казахстан с момента обретения независимости не скрывал своей заинтересованности поддерживать тесные партнерские отношения с Белым Домом в разных сферах.

В-третьих, пускай на время, но Акорда получила еще одну международную площадку для озвучивания своих многочисленных инициатив по глобальной и региональной безопасности, которые уже были представлены как в стенах ООН, так и на многочисленных международных саммитах с участием главы государства.

Фонтан международных инициатив

По официальной информации, к числу таких инициатив относится принятие Генассамблеей ООН резолюции по международному десятилетию сближения культур на период 2013-2022 годы, создание Фонда миротворческих усилий ООН, разработка и принятие Глобальной энерго-экологической стратегии,  международный проект «АТОМ», новый формат диалога G-GLOBAL и др. В 2012 году, на Саммите по ядерной безопасности в  Сеуле, президент Казахстана даже предлагал договориться о применении самых жестких международных мер, вплоть до изоляции и бойкотирования страны, которая первой использует ядерное оружие.

В то же время ядерные державы должны предоставить государствам, отказавшимся от обладания ядерным оружием, гарантии безопасности, подтвержденные ООН. И всё это Астана намеревалась сделать для принятия Всеобщей декларации безъядерного мира и Конвенции по ядерному оружию.

На 70-й сессии Генассамблеи ООН Казахстан выдвинул инициативу разработки плана «Глобальной стратегической инициативы — 2045» для устранения основных причин войн и конфликтов.

В рамках борьбы с терроризмом Казахстан также предлагал создание Глобальной антитеррористической коалиции, где существовал бы единый список террористических организаций, а также использовалась общая терминология в борьбе с международным терроризмом.

Кроме этого, Астана предлагала другим государствам ежегодно выделять по 1% оборонного бюджета на социальное и экономическое развитие всех стран мира. Были и другие предложения, как, например, разработка мер для снижения напряженности в разных регионах мира из-за роста дефицита воды, уменьшение угроз для продовольственной безопасности и нейтрализация рисков от глобальных климатических изменений.

Экскурсия на кухню

Уже будучи избранным председателем Совбеза ООН, Казахстан также заявил о своих приоритетах. Среди них было названо достижение мира без ядерного оружия. Кстати, как сообщил постоянный представитель Казахстана при ООН Кайрат УМАРОВ, 18 января в Совете безопасности должен пройти тематический брифинг высокого уровня, посвященный нераспространению оружия массового уничтожения, на котором собирается выступить президент Казахстана.

Это одна из любимых внешнеполитических «фишек» Астаны. Но максимум, чего удалось добиться, — по предложению нашей республики Генеральная ассамблея ООН объявила 29 августа Международным днем действий против ядерных испытаний.

Кроме этого, на территории Казахстана несколько лет тому назад прошел переговорный процесс по иранской ядерной программе в формате «пять плюс один» (это группа международных посредников по урегулированию иранской ядерной проблемы в составе постоянных членов СБ ООН + Германия).

А в прошлом году при активном участии США и МАГАТЭ был открыт международный банк низкообогащенного урана.

В числе приоритетов Казахстана в статусе председателя Совбеза ООН также были названы устранение угрозы глобальной войны, урегулирование локальных конфликтов, в число которых входит и сирийский и долгоиграющий палестинский вопрос, противодействие терроризму, продвижение интересов Центральной Азии с целью укрепления региональной безопасности и урегулирование ситуации в Афганистане.

Как видим, планов — громадьё. Да только есть риск того, что всё это так и останется на уровне призывов, поскольку кризис международного права и доминирование конъюнктурных интересов в международной политике уже запустили механизм геополитического хаоса, который ведет не только к смене гегемонов, но и к изменениям правил игры.

Не стоит рассчитывать на то, что Казахстан, будучи непостоянным членом Совбеза ООН и даже председателем этого органа, сможет решить какие-либо глобальные проблемы за столь короткий срок. Здесь нет индивидуальных игроков. Даже каждому из пяти постоянных членов Совбеза нужна своя команда поддержки.

Наша республика идет как представитель Азиатско-Тихоокеанского региона. Но мы не единственные представители в Совбезе от этого региона, большого и довольно сложного, учитывая количество реальных и потенциальных конфликтных зон и конкуренцию между несколькими центрами силы.

И сейчас нашу страну просто подпустили на короткое время к внутренней кухне глобальной политики в стенах ООН. Но здесь мы присутствуем отнюдь не в качестве шеф-повара. Впрочем, и такой опыт полезен, если учесть, что в эти глобальные игры уже втягивают и Казахстан, которому со временем будет все труднее соблюдать свою многовекторность на фоне динамичных геополитических, демографических, культурных и технологических изменений, которые в недавнем докладе Римского клуба обозначили как признак появления абсолютно нового мира на развалинах старого.

ДОСЫМ САТПАЕВ

Источник  —  ratel.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top