Энергетический визит президента Туркмении в Анкару

135658109123513Турция хочет заполнить европейскую трубу каспийским газом

Вчера президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов прибыл с четырехдневным визитом в Турцию. В ходе переговоров с турецким руководством планируется обсудить важные вопросы будущего сотрудничества в сфере энергетики, в частности поставок туркменского газа в Европу через территорию Турции. Анкара надеется повысить свою транзитную значимость в вопросе энергоснабжения Европы, а без туркменских углеводородов этого никак не достичь. В ходе визита Бердымухамедов впервые примет участие в IV саммите глав государств Совета сотрудничества тюркоязычных стран.

Сотрудничество Ашхабада с Анкарой зародилось после обретения Туркменистаном независимости. Сегодня в республике работают более 600 турецких компаний – в сфере электроэнергетики, строительства, связи, текстильной промышленности и в агропроме. Энергетическое направление сотрудничества считается наиболее перспективным. Первое соглашение на импорт 30 млрд куб. м туркменского газа Анкара подписала еще в 1997 году. Однако контракт так и не был реализован из-за провала проекта строительства трубопровода по дну Каспия. Причина – в неопределенности статуса крупнейшего водоема, что не дает возможности реализации крупных проектов.

Сегодня ситуация вокруг Каспия в целом не изменилась, но Ашхабад и Анкара вознамерились реанимировать проект. В этом очень заинтересован и Евросоюз, который в целях снижения своей энергозависимости от России лоббирует строительство Транскаспийского трубопровода. Анкара заявляет о своей готовности содействовать вопросу транзита каспийских энергоносителей в Европу через свою территорию. Ашхабад, в свою очередь, тоже заинтересован в экспорте своего природного газа на европейский рынок. Как неоднократно говорил Бердымухамедов, «располагая четвертью всех мировых газовых ресурсов и выгодным геополитическим положением, Туркменистан готов направить газовые потоки в тех направлениях, где они необходимы».

«Реализация проекта позволит претворить в жизнь идею создания трансконтинентального энергетического моста между Европой и Азией. Это отвечает  как интересам Туркменистана, последовательно формирующего многовариантную систему доставки своих энергоносителей на мировые рынки сбыта, так и экономическим интересам Турции и стран Евросоюза, потребность которых в энергоресурсах возрастает», – указывают туркменские источники. Оптимальным остается все тот же проект 300-километрового трубопровода по дну Каспийского моря от Туркменистана до Азербайджана, оттуда в Турцию и далее – в Европу.

Однако строительство трубы по дну Каспия по-прежнему тормозится отсутствием статуса водоема. Чтобы снять эту проблему, пять прикаспийских стран должны прийти к консенсусу, но до этого далеко. И судьба подводного газопровода остается неопределенной. Тем не менее на фоне украинского кризиса Евросоюз все чаще выступает с утверждениями о том, что неопределенность статуса Каспия не должна быть помехой в реализации энергопроекта. ЕС возобновил переговоры по этому вопросу с Ашхабадом, Баку и Анкарой и инициировал диалоги между ними.

«Азербайджан готов предоставить свою территорию, транзитные возможности и инфраструктуру для осуществления данного проекта», – заявил глава госнефтекомпании Азербайджана SOCAR Ровнаг Абдуллаев после переговоров с президентом Гурбангулы Бердымухамедовым, состоявшихся в прошлом месяце.

Ашхабад, в свою очередь, все еще довольно вяло реагирует на проект подводного трубопровода. Туркменистан пытается не отходить от объявленной стратегии экспорта газа. А заключается она в готовности туркменской стороны поставить голубое топливо к любой точке собственной границы, оставляя дальнейшую его судьбу на усмотрение покупателя.

Как заявил «НГ» президент союза компаний «Аналитика, консалтинг, пиар» Исмаил Агакишиев, экспорт туркменского газа через территорию Турции является одним из вариантов доставки энергоносителей на европейский рынок. «Если у Туркменистана есть реальные запасы газа, то почему бы его не экспортировать и в европейском направлении? Но строительство трубопровода упирается в вопрос определения статуса Каспия. Трубопровод будет построен, если не будет возражать Россия», – сказал эксперт. По его словам, Россия настаивает на том, чтобы на строительство трубопровода было согласие всех пяти прикаспийских стран. При этом Агакишиев не исключает, что Ашхабад и Баку могут положительно решить вопрос на двухсторонней основе, но при непременном согласии Москвы.

«Россия может согласиться, так как объемы экспорта туркменского газа будут небольшими и не составят ей конкуренцию на европейском направлении. Последние события в Украине показывают, что если транзитером является одна страна и если с этой страной начинаются проблемы, то как следствие проблемы начинаются и с поставками. Поэтому в Транскаспийский проект логично было бы включить и других участников, например Азербайджан и Россию. Это не только вопрос поставок энергоресурсов, а также вопрос геополитики и геоэкономики», – отметил Агакишиев. Примером взаимовыгодного сотрудничества может считаться проект нефтепровода «Баку–Тбилиси–Джейхан», который строился тоже в обход России, а в итоге Россия сама начала по нему прокачивать свою нефть, пусть пока и в небольших объемах. Что же касается экологического аспекта – якобы прокладка трубы по дну Каспия может повлиять на экологию водоема, то, как отметил эксперт, это не более чем отговорка. «Там уже проложено много труб от месторождений к берегам, как со стороны Туркмении, так и со стороны Азербайджана, России, и ничего страшного не произошло», – сказал Агакишиев. По его словам, чисто политический вопрос камуфлируется под экологический.

Еще одной темой визита Гурбангулы Бердымухамедова станет вопрос участия Ашхабада в формате сотрудничества тюркоязычных стран. «До сих пор Туркменистан участвовал в этом формате в лице представителя президента – обычно спикера парламента либо заместителя председателя правительства. Сегодня речь идет о пожелании партнеров по союзу видеть Туркменистан представленным президентом страны. Это отразится на имиджевой составляющей альянса тюркоязычных государств, а сам формат встреч на данном этапе мог бы стать пятисторонним (Казахстан, Туркменистан, Азербайджан, Турция, Киргизия)», – сказал «НГ» руководитель Клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгар Велизаде.

Виктория Панфилова

Источник  —  www.ng.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top