Экстремальные усилия Эмомали Рахмона по сохранению собственной власти

Сегодня Таджикистан готовится к очередным президентским выборам, которые состоятся в ноябре этого года. По этой причине среди экспертных кругов возникает естественный интерес – кто же предложит новую надежду голодающему таджикскому народу, президент Эмомали Рахмон или его соперники, и когда же сбудутся долгожданные грезы простых людей?

Не вооруженным глазом видно, что действующему главе таджикского государства неимоверно тяжело удается проводить собственную политику, так как общество окончательно потеряло доверие к власти в целом, а последняя даже не уверена в своем окружении и во всех тех людях (классах, группах, кланах), которыми она должна руководить.

Кто его поддержит на очередных президентских выборах, когда около 70 % населения страны проживает в бедности и нищете, свыше 3 млн. граждан батрачат как трудовые мигранты, а доходы и аппетиты «большой семейки» день ото дня разрастаются? Напомним, что на президентских выборах 2006 года Эмомали Рахмон одержал победу, набрав уже в первом туре 79,3 % голосов.

Для обеспечения еще одной сенсационной победы его политтехнологи предложили ему эксклюзивный вариант сохранения поста после ноябрьских выборов главы государства. Сегодня Эмомали Рахмон всячески стремится заручиться поддержкой как можно большего числа таджикистанцев, включая верующую часть населения и сторонников своего основного конкурента – лидера «Партии исламского возрождения Таджикистана» Мухиддина Кабири.

Предложенный вариант призван обеспечить получение большинства голосов на президентских выборах путем укрепления братских уз с такими авторитетными религиозными деятелями, как Х.А.Тураджонзада и С.М.Абдулкодирзода, с которыми Рахмон уже провел несколько раундов встреч, призвав их поддержать
его кандидатуру и предложив им организовать призывы среди верующих, показывая свою готовность и впредь поддерживать начатые реформы, которые якобы гарантируют мир и процветание в республике.

С помощью религиозных авторитетов Эмомали Рахмон перетянул в собственный лагерь и своего ключевого врага Мухиддина Кабири. На встречах
с лидером ПИВТ президент внушает ему, что в Таджикистане созданы все условия для мусульман, соблюдаются права и свободы верующих, граждане страны
по религиозным мотивам не преследуются и по его инициативе осужденные экстремисты регулярно амнистируются.

Для демонстрации своей лояльности к конкурентам президент поручил властным структурам «до особого распоряжения» не препятствовать проводимым ПИВТ партийным мероприятиям. По его указанию органы государственной власти на местах безвозмездно предоставляют членам партии помещения и создают другие необходимые условия для организации встреч со своими активистами, тогда как раньше аналогичные акции решительно пресекались. К примеру, 25 февраля Душанбинский хукумат бесплатно предоставил исламистам здание кинотеатра «Абдурахмон Жомий» для проведения очередной конференции.

Изображая видимость созданных в стране равных условий для представителей всех политических сил, Эмомали Рахмон на правительственных совещаниях и даже используя СМИ, открыто критикует членов своего президентского Аппарата, правительства и руководителей правоохранительных структур в нарушении прав членов исламской партии.

Ярким примером политических игр с лидерами ПИВТ является то, что
по негласному указанию Эмомали Рахмона выпускники теологических центров Египта, КСА и ОАЭ, а также молодые члены ПИВТ при поддержке Мухиддина Кабири трудоустраиваются в госучреждениях, включая Администрацию Президента, МИД, правоохранительные структуры и другие ведомства. Однако, большинство этих лиц, не отказавшись от идеологии экстремизма, демонстрируют глубокую убежденность в необходимости трансформации Таджикистана в исламское государство, в том числе путем совершения революции по аналогии с событиями «арабской весны», на что таджикские спецслужбы сознательно не реагируют
и ограничиваются лишь «отслеживанием ситуации». Примечательно, что главе ГКНБ Сайдмумину Ятимову поручено воздержаться от принятия жестких мер в отношении членов ПИВТ до конца объявления результатов президентских баталий.

Однако, несмотря на «рахмоновскую фору», Мухиддин Кабири не отстает от реализации собственных хитроумных планов, строя из себя благосклонного
и лояльного к президенту страны политика. Он продолжает скрытно поддерживать отношения с представителями клерикальных центров за рубежом, планируя строительство теократического государства в Таджикистане. Для реализации собственных замыслов регулярно общается с главарями «Братьев мусульман» в Египте, духовным лидером Ирана Аятоллой Хоменеи и другими известными радикальными богословами, заявляя лояльность к их идее совершения «Всемирного исламского джихада» и делясь с ними своими соображениями по этому вопросу.

Вторым вариантом сохранения президентского трона является повышение престижа Эмомали Рахмона среди мусульманских кругов фундаменталистской ориентации. По команде главы государства из мест лишения свободы в феврале освобожден один из идеологических лидеров экстремистского течения «Салафизм», выпускник пакистанского университета «Жамият-ул Абу-Бакр» Шейх Мухаммадий и около 15 его учеников, ранее осужденных за распространение радикальных убеждений среди населения. Сотрудниками ГКНБ Шейху поручено организовать пиар-акции в поддержку президента страны. После освобождения Мухаммадий начал бесконтрольную прогулку по регионам страны, где встречается со своими приверженцами из числа молодых бизнесменов, работников органов правопорядка и госучреждений. Он также зачастил выезды в Египет, КСА и ОАЭ для встреч со своими спонсорами и представителями клерикальных центров, изъявляющих желание продолжить финансирование таджикских «салафитов».

Несмотря на официальное запрещение деятельности «Салафизма» в Таджикистане, Шейх Мухаммадий и многие другие его последователи проводят агитационную работу в мечетях и общественных местах для расширения своих рядов. По этой причине повышается интерес таджикской молодежи к учениям «салафитов», число которых достигает около 8 тысяч человек. В своих речах Шейх Мухаммадий доводит до последователей заранее отшлифованные тезисы о роли Эмомали Рахмона в обеспечении прав и свобод граждан страны, призывает их поддерживать его кандидатуру на ноябрьских выборах главы государства.

Помимо шейха также амнистированы авторитетные таджикские «салафиты» Эшони Сирожиддин и Домла Шахобиддин, которым в придачу хукум г.Душанбе Махмадсаид Убайдуллоев подарил квартиры в столичном микрорайоне «Кормон» взамен на проведение активной агитационной работы в по­льзу Эмомали Рахмона.

Под президентскую амнистию также попал лидер экстремистской организации «Таблиг» Шейх Нурилло, который уже возобновил призывы среди единомышленников и успел посетить Пакистан и Бангладеш для возобновления контактов с руководителями «таблиговцев» с целью организации обучения таджикских слушателей за рубежом. После освобождения Нурилло среди учеников начал агитировать подвиги Эмомали Рахмона, призывая их проголосовать за него.

Исходя из того, какие же эксклюзивные варианты предвыборных пиар-ходов предложили Эмомали Рахмону его политтехнологи, можно представить какова цена власти в Таджикистане и чего же хорошего ждать таджикскому народу от покровителя террористических структур.

Пройдет и ноябрь 2013 года, а что будет дальше? Этот вопрос был и остается риторическим, по крайней мере, еще на долгие годы.

Источник: Из почтового адреса редакции

Top