30 лет противодействия СПИД в Узбекистане: результаты и приоритеты на будущее

30 лет противодействия СПИД в Узбекистане: результаты и приоритеты на будущееСпустя 25 дней после Всемирного дня борьбы со СПИДом, мы вновь поднимаем эту тему, что бы еще раз заявить о проблеме, о котрой нельзя молчать. Anhor.uz публикует взгляд врача, эксперта в области контроля ВИЧ, директора Центра исследования и развития человека Азизбека Болтаева

Ежегодно 1 декабря  отмечается Международный день борьбы со СПИД. Зная о моей более чем 15-летней работе в области ВИЧ/СПИД некоторые знакомые поздравляют меня в этот день, считая его профессиональным праздником. А я привык каждый раз терпеливо пояснять, что это совсем не праздник. В этой заметке хочу кратко пояснить значение этого дня для мира в целом, и для Узбекистана в частности.

Согласно данным ООН, в 2016 году по всему миру, ежедневно  вирусом иммунодеицита человека (ВИЧ) заражалось около пять тыс. Человек.  Общее количество людей, живущих с ВИЧ (ЛЖВ) достигло 36,7 миллионов человек.

От СПИД, т.е. от последствий ВИЧ ежедневно в мире погибает окого трех тыс. человек достигнув отметки в 1 миллион человек за весь 2016 год. Для того, чтобы лучше представить масштаб этих потерь стоит вспомнить, что в концлагерях Третьего Рейха с 1939 по 1945 годы было уничтожено около 2,000,000 человек.

Глядя на мировую статистику большинство  думают, что Узбекистан это касается в последнюю очередь. Однако, это ложное впечатление обсуловлено недостаточным освещением ситуации с ВИЧ в Узбекистане. Так, согласно данным Республиканского Центра по борьбе со СПИД в 2016 году оценочное количество всех ЛЖВ в стране составляло почти 40 тыс. человек и за тот год было выявлено 3 983 новых случаев заражения ВИЧ.

Для противодействия ВИЧ в нашей стране принимаются значительные меры. С 2014 по 2017 год реализовывалась государственная программа в области противодействия распространению ВИЧ-инфекции стоимостью 20 миллионов долларов США. В рамках этой и более ранних госпрограмм усилена инфраструктура и материально-техническая база региональных центров СПИД. В ряде регионов построены новые здания для Центров по борьбе со СПИД, значительно усилены лаборатории, что позволяет своевременно диагностировать и начать лечение ВИЧ, а также проводить клиническое наблюдение за состоянием здоровья ЛЖВ. В Ташкенте создана и функционирует специализированная клиника, где пациенты с ВИЧ, как взрослые, так и дети, бесплатно лечатся в стационарных условиях.

Государство увеличило зароботные платы сотрудников центров СПИД, для удержания имеющихся и привлечения новых квалицированных кадров. С середины 2000-х годов дорогостоящее противовирусное лечение для ЛЖВ предоставлялось за счёт безвозмездного финансирования со стороны Глобального фонда по борьбе с ВИЧ, туберкулёзом и малярией (ГФСТМ). Но с 2015 года правительство страны взяло на себя обязательства по поэтапному переходу на госфинансирование закупки антиретровирусных препаратов (АРП), т.е. лекарств для лечения  ВИЧ. На сегодняшний день значительная часть АРП закупается за счёт государственного бюджета и бесплатно предоставляются пациентам через териториальные центры СПИД и районные поликлиники. При помощи ГФСТМ реализуются профилактикческие мероприятия среди групп людей с рисковым поведением.
Возникает естественный вопрос: достаточны ли принимаемые меры? Для этого предлагаю ещё раз посмотреть на статистику: между 2010 и 2016 годом количество новых случаев заражения ВИЧ в Узбекистане выросло на 4.3%. За тот же период, этот показатель в мире снизился на 11%.



Для Узбекистана критически важно понять, почему во всём мире эпидемия ВИЧ идёт на спад, а у нас растёт.
Остановлюсь на двух факторах, которые, на мой взгляд, существенно ограничивают эффективность принимаемых в Узбекистане мер против ВИЧ.

Стигматизация проблемы ВИЧ: 

В этом году исполняется 30 лет с момента выявления первого ВИЧ — инфицированного человека в Узбекистане. Казалось бы, что по прошествии трёх десятилетий от начала эпидемии можно было ожидать от населения страны отношения к этой болезни без присущего началу 90-х годов страха, когда лекарства от ВИЧ были не доступны. Но ЛЖВ до сих пор предпочитают не афишировать свой диагноз из-за боязни предвзятого к ним отношения со стороны окружающих. И, к сожалению, боязнь эта часто не без основательна: ЛЖВ часто сообщают о том, как негативным образом меняется к ним отношение знакомых, как только последним становится известно о диагнозе.

Но что же не позволяет сформировать у населения поддерживающее отношение к ЛЖВ? Возможно ответ кроется в том, что в стране непозволительно слабо поставлена работа по информированию общества о том, что значит жить с ВИЧ в современном мире, реальных масштабах эпидемии и движущих её факторах. В госучреждениях до сих пор пользуются устарелыми и бесполезными “страшилками” вроде брошюрок с лозунгами “СПИД – чума XX века” и картинками в виде Смерти с косой. До сих пор отсутсвует интернет ресурс, где можно было бы на узбекском языке получить полную информацию о ВИЧ, включая статистические данные, что негативно сказывается и на профилактике.

Если люди не знают насколько высок риск заражения, то и настороженность в отношении риска у них будет низкой. Вызывает сожаление тот факт, что в Узбекистане до сих пор не публикуются ежеквартальные отчёты о ситуации с ВИЧ, как это принято в большинстве соседних стран. Официальная информация дозированно даётся в СМИ один или два раза в год, что далеко не достаточно учитывая динамику эпидемии в стране. Попробуйте поискать в интернете информацию с анализом ситуации с ВИЧ в Узбекистане за последние полугодие или год, или же, например, попробуйте найти информацию на узбекском языке о правильном использовании презервативов и вы поймёте насколько серьёзен информационный дефицит.

Неполное или запоздалое оповещение общества о ситуации с ВИЧ является косвенным признаком стигматизации заболевания и всех людей, кого затронула эта инфекция. Только своевременное и полное информирование общества в этом вопросе будет свидетельствовать, что государство не считает это заболевание чем то постыдным и готово к полноценной борьбе с недугом!

Стигматизация и криминализация уязвимых групп населения:

В мире уже давно изобретён рецепт того, как эффективно повернуть вспять эпидемию ВИЧ. Для этого неообходимо обеспечить несколько условий, а именно:
1.    Раннее выявление ВИЧ-инфицированных
2.    Ранее начало лечения всех ВИЧ-инфицированных
3.    Снижение уязвимости особых групп насления перед ВИЧ

Наукой доказано, что человек, принимающий лечение против ВИЧ, хотя и не избавляется от вируса полностью, но количество вирусов в крови и других жидкостях его организма снижается до такого уровня, что он становится безопасным для своих половых партнёров или партнёрш. При приёме лекарств на протяжении всей жизни, ЛЖВ могут прожить столько же что и люди без ВИЧ. Т.е. цель заключается в том, чтобы быстрее добиться диагностики всех инфицированных и обеспечить их лечением.

Но, в Узбекистане по причине стигмы и ограниченной информированности, люди не спешат проходить диагностику и начинать лечения против ВИЧ. А часть пациентов начав лечение, прерывают его, чему также  способствует стигма в его окружении. Кроме того, имеющихся ресурсов не достаточно, чтобы обеспечить всех ЛЖВ лечением и врачи назначают его не сразу после выявления ВИЧ, а только тогда, когда иммунитет человека ослаб до определенного уровня. Именно поэтому, согласно данным ташкентской  неправительственной организации «Ишонч ва хаёт», представляющей интересы ЛЖВ, в начале января 2017 года в Узбекистане лечение принимало только 16 497 ЛЖВ, что составляло всего 41,3% процента от их оценочного количества.

Но что означает третье условие — снижение уязвимости особых групп насления перед ВИЧ? Эпидемиологическое наблюдение за ситуацией ВИЧ в стране позволило выявить людей, которые в наибольшей степени поражены ВИЧ. Это потребители наркотиков, лица предоставляющие сексуальные услуги за вознаграждение и гомосексуалисты, среди которых распространённость ВИЧ в 2015 г. была равна 5.6%, 2.8% и 3.3% соответсвенно.
При этом среди общего населения распространённость ВИЧ на начало 2017 года составляло 0.1%. Так почему же именно эти люди подвержены заражению ВИЧ? Неужели, спросит пытливый читатель, они не знают о ВИЧ и методах профилактики? Знают, не хуже других и даже лучше. Несмотря на осведомленность,  среди потребителей наркотиков продолжает оставаться распространённой практика использования нестерильных шприцев, а половые отношения остаются незащищенными.

И опять возникает вопрос «почему?». Ведь и шприцы и презервативы вполне доступны. Все так, но для того, чтобы пользоваться шприцами и презервативами, они должны быть всегда при себе, когда в них возникнет необходимость. А иметь при себе эти средства не безопасно с юридической точки зрения и при задержании со стороны милиции шприцы и презервативы могут  служить косвенным доказательством того, что задержанные действительно относятся к одной из групп, чей образ жизни и поведение преследуются по закону.

Те, кто в теме и следит за прессой, понимают, что обеспокоенность юридическими последствиями небезосновательна. Совсем недавно СМИ тиражировали сообщение о задержании в Ташкенте двух мужчин за то, что те, арендовав квартиру якобы занимались мужеложством и теперь им грозит до трёх лет лишения свободы.

В Узбекистане, гомосексуалисты часто для сокрытия своей половой ориентации практикуют бисексуальность, т.е. они имеют половых традиционных партнеров, имеют внешне обычные семьи. В СМИ регулярно появляются сообщения о том, как во время очередного рейда было задержанное энное количество проституток. Потребители наркотиков, как правило были осуждены. Понятно, что милиция делает то, что ей полагается делать по закону. Но вопрос в том, как будут вести люди, зная о повышенном внимании к ним со стороны правоохранительных органов? Ответ очевиден – они будут стараться не привлекать к себе внимание и минимизируют вероятность подозрений. В том числе стараясь не иметь при себе шприцы или презервативы. Однако это увеличивать уязвимость перед ВИЧ.

Мировой опыт показывает, что те страны, которые выбрали «прагматичный подход» и проводят эффективные меры для снижения уязвимости к ВИЧ особых групп населения на основе уважения их прав, добились максимальных результатов и повернули эпидемию вспять. К таким странам относятся Австралия, Тайвань, Германия и многие другие в которых количество новых случаев ВИЧ ежегодно снижается. Вместо преследования потребителей наркотиков эти страны улучшили программы лечения и ре-интегарции этих людей в общество. За отсутствием необходимости преследования, у полиции появилось больше времени и ресурсов для усиления борьбы с наркотрафиком. Как следствие в этих странах значительно снизилась и преступность, связанная с наркотиками, ведь при качественном лечении, у пациентов отпадает потребность в наркотиках и совершении преступлений для их приобретения. Но это тема требует отдельной статьи.

Те страны которые пытаются внедрить так называемый «идеалистический подход» и продолжают путь усиления наказания и осуждения, получают угрожающий своему будущему рост распространения ВИЧ. К таким странам, к сожалению, относится и Россия. Как следствие, в Российской Федерации в 2016 году было зарегистрировано103 438 новых случаев ВИЧ инфекции, что почти в 26 раз больше, чем было выявлено в Узбекистане за тот же год.

Представьте только, в 26 раз больше, при том, что население РФ всего лишь в 4.5 раза больше узбекистанского. Более того, в 2013 года на Россию пришлось около 80% всех новых случаев ВИЧ, выявленных в регионе стран Восточной Европы и Центральной Азии и подобная печальная картина сохраняется все последующие годы.

Главной ошибкой российского ответа на эпидемию ВИЧ стали стигматизация особых групп населения и отказ от предоставления профилактических услуг, соответствующих эпидемиологической ситуации в стране и потребностям данных групп. Непризнание научных подходов к профилактике ВИЧ привело к тому, что инфекция вышла за пределы этих особых групп и распространяется небывалыми темпами среди общего населения. Узбекистану жизненно необходимо извлечь уроки из печального российского опыта и не допустить повторения подобного сценария в нашей стране.

Распределение по странам новых случаев ВИЧ в регионе Восточной Европы и Центральной Азии в 2013 году

Узбекистану необходимо значительно усилить программу противодействия ВИЧ. И хотя в сфере контроля ВИЧ, вопросы, требующие незамедлительного внимания не ограничиваются проблемами описанными в данной статье, представляется очевидным,что в Узбекистане в первую очередь требуется усилить борьбу со стигмой в отношении людей живущих с ВИЧ, акцентируя внимание на развитие свойственного нашему народу толерантного отношения к людям, затронутым эпидемией. Без обеспечения этого условия  все остальные меры, проблему продолжающейся эпидемии ВИЧ не решат. Добиться этого исключительно силами центров СПИД невозможно. Важно принятие соответствующих решений правительства и Парламента страны, а также ответсвенных шагов от всего гражданского общества.

Азизбек Атаеви БОЛТАЕВ
Врач, эксперт в области контроля ВИЧ
Директор Центра исследования и развития человека
Бухара, Узбекистан

Источник  —  anhor.uz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top