Помирают, но трепыхаются… Оппозиционная активность в Казахстане имеет два направления

images (5)Оппозиционная активность в нашей стране имеет два направления: общественное или публичное, это когда представители оппозиции стараются почаще бывать в гуще народных масс, проводя пикеты, митинги, сходы и прочие формы выражения массового протеста, и медийное или публицистическое — когда оппозиционные деятели активны преимущественно на страницах газет и в телевизоре (если к нему допущены за хорошее поведение). Второе направление приложения своих усилий наши оппозиционеры предпочитают все чаще и чаще — с одной стороны, нет нужды решать нудные организационные вопросы, тратить на это скудеющие финансовые ресурсы и рисковать своим здоровьем и свободой (а вдруг менты бить начнут или посадят на 15 суток), с другой можно хоть каждую неделю по статейке клепать. А то, что прочитают ее полторы калеки в лучшем случае — это дело десятое. Заказчику про то знать совершенно необязательно. Есть и другая причина предпочтения публичной активности активность медийную. Вот что мы наблюдаем во временной перспективе.

Последний писк публичной активности был у сторонников Аблязова — мы имеем в виду Газиза Алдамжарова с КПК, Болата Атабаева, «алгинцев» и других сторонников беглого банкира, который намеревался учинить в стране революцию — примерно полгода назад, в апреле-мае. Тогда власть услужливо подкинула всем своим противникам жирный козырь в виде реформы системы пенсионного обеспечения. Коммунисты во главе с Алдамжаровым провели в конце апреля митинг, на который в лучшем случае пришло сто-двести человек, не считая журналистов, полицейских и лиц в штатском. Тема была горячая — не допустить повышения пенсионного возраста для женщин, поддержать тех, кто протестует против уравнивания социальных выплат беременным в сторону уменьшения сумм. Однако у прежде вполне бодрых и креативных, а также популярных в среде алматинской общественности (завсегдатаев акций протеста) разбег, как говорится, получился на рубль, а удар — на копейку. Даже так называемая системная оппозиция — конкуренты КПК на левом фланге — народные коммунисты гораздо активней оказались в организации народа на протест против драконовских реформ, причем не ограничились только Алматы и Астаной, а довольно широко раскинули свою деятельность. В итоге к поднятой именно ими волне возмущений прислушался президент, раскритиковавший правительство за дилетантский подход к популяризации и самой структуре реформы.

После этого провала аблязовцы больше и не были замечены в организации массовых акций протеста, полностью уйдя в медийное противостояние режиму — строча «разгромные» статейки на тему «Перемен требуют наши сердца».

Думается, что причиной этому не угасание финансов, поступавших от Аблязова на революцию, но и опасения, что на новую акцию протеста и ста человек не удастся собрать. После жанаозенских беспорядков, информации о связи аблязовских людей с террористами, мечтавшими устроить серию взрывов в Алматы граждане всерьез опасаются связываться со структурами и людьми, заподозренными в связях с беглым банкиром: того и гляди, или под пули полицейских подведут, или взорвут в целях оказания политического давления на руководство страны. Вот и не пытаются аблязовские структуры устроить что-либо вроде митинга, дабы не испытывать неловкости, когда слушателей соберется меньше, чем ораторов на трибуне.

Зато на поприще медийной активности аблязовцы пытаются демонстрировать нечто вроде изобретательности. То напишут гневное письмо президенту Франции — дескать, отпускай Аблязова, тебя используют, Франсуа. То по тому же адресу напишут не менее гневное требование ответить на первоначально написанное и отправленное письмо. Закрадываются подозрения, что все эти письма на самом деле никаким европейским лидерам не отсылаются, а сочиняются чисто для внутреннего употребления — продемонстрировать казахстанцам свои связи в самых высоких кругах Европы. На деле, существуй эти связи, таких проблем с организацией революции в столице (а именно там все перевороты и случаются, а отнюдь не в далеком почти провинциальном городе) не возникло бы, и жили бы мы уже давно при новом президенте Мухтаре Сиятельном. Пару процентов недовольных граждан есть везде, а организовать их на подъем с переворотом — дело техники. Главное, заручиться уверенностью, что этот переворот будет поддержан в мире, а новый лидер обретет международную легитимность. И без этой уверенности ничего даже предпринимать не стоит.

Вероятно, Аблязов все это прекрасно понимает, и вся его революционная деятельность, что бы ни говорили про его связи с Западом (обстоятельства убеждают в обратном), текла в режиме экстремального шантажа — снимите с меня обвинения и прекратите требовать назад украденные мною деньги, а не то я вам устрою ливийские похороны. Сильная власть с террористами не договаривается, а именно террористом и экстремистом можно счесть Аблязова после Жанаозена, когда жертвами его деятельности по провоцированию власти на кровавое подавление стали совершенно случайные люди, малообразованные и запутанные сладкоречивыми агитаторами. Да, от той активности аблязовской оппозиции 2011-2012 годов ныне остался только газетный пшик.

Теория эволюции организаций говорит о том, что любая организация стремится к одному — выжить любой ценой. Именно поэтому государства как высшая форма организации ведут непрерывные войны (горячие и холодные) друг с другом за ресурсы, именно поэтому любая организация никогда не умирает легко, по мановению руки. Она до конца борется за место под солнцем. Так что можно ожидать от аблязовской организации каких-то сюрпризов, причем очень скоро — ведь тенденции говорят о ее скорой смерти.

Илья БЛОГГЕР

Источник — betterkz.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top