Каждый пятый – за чертой бедности

Каждый пятый – за чертой бедностиСпециалисты Всемирного банка презентовали доклад о ситуации в казахстанской экономике. И хотя общие выводы обнадеживающие, но, тем не менее, картина, которую рисуют специалисты ВБ далеко не столь радужная, как ее пытаются представить финансовые власти РК. В частности Всемирный банк насчитал в прошлом году инфляцию в РК на уровне почти в 15%, при официально декларируемой в пределах 6-8%. Казахстанская экономика начала восстанавливаться, считают специалисты ВБ, но до высоких темпов роста и макроэкономической стабильности еще далеко, следует из представленного доклада.             

«В 2016 году замедление темпов роста ВВП и снижение реальной заработной платы отрицательно сказалось на уровне бедности. Согласно нашему прогнозу экономическая активность будет постепенно повышаться по мере восстановления цен на нефть и постепенного увеличения объемов добычи нефти, однако рост ВВП будет оставаться ниже, чем до 2014 года. Предполагается, что ненефтяная экономика будет расширяться, чему будет способствовать постепенное улучшение настроений инвесторов и доверия потребителей, которые поддержат внутренний спрос. По мере того, как инфляционный эффект от обесценения национальной валюты сойдет на нет, ожидается, что реальная заработная плата и покупательная способность населения улучшатся. Это, конечно же, отразится на сокращении бедности, но гораздо меньшими темпами, чем это было ранее», — сказала постоянный представитель Всемирного банка в Казахстане.

Экономика Казахстана продолжила переживать последствия затянувшегося спада мировых цен на нефть и слабого внутреннего спроса, из-за которых по предварительным данным реальный рост ВВП в 2016 году составил лишь 1%.

Казахстан сумел воплотить свой экономический рост путем инвестирования в человеческий капитал. Однако для поддержания прогресса и преодоления существующих экономических вызовов Казахстану необходимо решить ряд проблем в управлении, которые потенциально могут подорвать устойчивость процесса развития, заметила директор Всемирного банка по региону Центральная Азия Лилия Бурунчук.

В связи с уменьшением реального дохода, уровень бедности, по международной шкале бедности в $5 в день, согласно оценкам, увеличился до 19,8%.

В докладе экспертов ВБ подчеркивается, что экономика Казахстана продолжила переживать последствия затянувшегося спада мировых цен на нефть и слабого внутреннего спроса, из-за которых по предварительным данным реальный рост ВВП в 2016 году составил лишь 1%. Дефицит счета текущих операций увеличился в результате снижения цен на нефть и добычи нефти. Однако он был более чем скомпенсирован увеличением притока прямых иностранных инвестиций (ПИИ), в частности в расширение нефтяного производства. Улучшение платежного баланса в целом позволило Национальному банку частично пополнить свои валютные резервы, которые были использованы для финансирования валютных интервенций в предыдущие годы. Частное потребление существенно сократилось в 2016 году из-за эффекта от обесценивания национальной валюты, который привел к повышению уровня инфляции в среднем до 14,6% и снижению покупательской способности домохозяйств. Официальные данные указывают на снижение средней реальной заработной платы на 0,9% в 2016 году. В связи с уменьшением реального дохода, уровень бедности, по международной шкале бедности в $5 в день, согласно оценкам, увеличился до 19,8%.

Власти отреагировала увеличением государственных расходов и смягчением на кредитно- денежном рынке. Стремясь поддержать внутренний спрос и ненефтяную экономику, власти продолжили проведение стимулирующей макроэкономической политики в 2016 году. В связи со снижением темпов роста, правительство отложило планируемую фискальную консолидацию и продлило меры поддержки экономики, финансируемые за счет Национального фонда и дополнительного заимствования. Программа поддержки экономики сосредоточена на стимулировании внутреннего спроса на основе роста заработной платы в государственном секторе и социальных выплат, продолжения субсидирования субъектов квазигосударственного сектора (СКГС) и предприятий малого и среднего бизнеса (МСБ), а также развертывания дополнительной поддержки банковскому сектору. Власти планируют устранить уязвимые места в банковском секторе путем рекапитализации крупных банков, обремененных высоким уровнем неработающих кредитов (НРК). Национальный банк также начал постепенно ослаблять свою жесткую денежно-кредитную политику по мере снижения инфляционного давления в четвертом квартале 2016 года, но банковское кредитование частного сектора продолжало находиться в депрессивном состоянии.

Уровень инфляции Всемирный банк оценивает в 7,4% в 2017 году, 4,5% в 2018-м и 4,4% в 2019-м по сравнению с 14,6% в 2016 году. Баланс счета текущих операций (процент от ВВП) – -2,4 в 2017 году, -1,4 в 2018-м, -1,2 в 2019-м по сравнению с -6,1 в 2016 году. Общий дефицит бюджета (процент от ВВП): -8,0 в 2017 году, -3,3 в 2018-м, -3,4 в 2019-м по сравнению с -5,3 в 2016 году. Ненефтяной дефицит бюджета (процент от ВВП): -13,2 в 2017 году, -9,2 в 2018-м, -9,1 в 2019-м по сравнению с -10,2 в 2016 году. Чистые финансовые активы (процент от ВВП): 14,6 в 2017 году, 9,3 в 2018-м, 5,4 в 2019-м по сравнению с 25,7 в 2016 году.

В среднесрочной перспективе прогнозируется, что темпы роста казахстанской экономики постепенно восстановятся, но останутся ниже уровней, отмеченных до 2014 года, когда по экономике ударило резкое снижение цен на нефть. Реальный уровень роста ВВП будет колебаться в районе 3% в 2017-2019 годах. С учетом прогнозируемого постепенного восстановления цен на нефть и дополнительного производства на месторождении Кашаган, которое более чем компенсирует уменьшение традиционного производства нефти, доходы от экспорта увеличатся и положительно отразятся на счете текущих операций и бюджетном балансе. Тем не менее, так как прогнозируемый уровень цен на нефть будет оставаться низким, на уровне $55-60 за баррель, оба баланса будут поддерживаться в дефиците. В долгосрочной перспективе стремление Казахстана к более устойчивому и сбалансированному росту экономики потребует завершения адаптации макроэкономической политики к новым реалиям, решения накопившихся проблем СКГС и финансового сектора, а также стимулирования развития более активного, ориентированного на экспорт и продуктивного частного сектора.

В то время как инвестиционная деятельность повысилась, частное потребление стало одной из причин замедления роста из-за эффекта от обесценения национальной валюты, которое привело к росту инфляции и снижению покупательской способности домохозяйств.

Реальный рост ВВП снизился с 1,2% в 2015 году до примерно 1% в 2016 году на фоне дальнейшего падения цен на нефть и ослабления внутреннего спроса. Что касается стороны предложения, ухудшение показателей нефтяного сектора вследствие падения цен на нефть и уменьшения производства, а также замедление роста сектора услуг, связанное с сокращением сектора оптовой торговли, помешали общему росту экономики. Однако это частично компенсировалось ростом производства в сельскохозяйственной и металлургической отраслях. Строительная отрасль тоже показала рост благодаря крупным проектам в нефтяном секторе, которые привели к увеличению импорта. Говоря о стороне спроса, в то время как инвестиционная деятельность повысилась, частное потребление стало одной из причин замедления роста из-за эффекта от обесценения национальной валюты, которое привело к росту инфляции и снижению покупательской способности домохозяйств.

Общая инфляция в среднем составила 14,6% в 2016 году, достигнув пикового значения в третьем квартале. Главными источниками инфляции были: импортная одежда и обувь, лекарственные средства, бытовая техника, цены на импортные товары увеличились более чем на 20% в 2016 году.

Обесценение казахстанского тенге, начавшееся в четвертом квартале 2015 года после перехода к режиму плавающего обменного курса в августе 2015 года, привело к большим корректировкам в ценах на импортные товары. Общая инфляция в среднем составила 14,6% в 2016 году, достигнув пикового значения в третьем квартале. Главными источниками инфляции были: импортная одежда и обувь, лекарственные средства, бытовая техника, цены на импортные товары увеличились более чем на 20% в 2016 году.

Ранее произошедшая отмена ценового контроля по некоторым видам бензина тоже способствовала росту цен на местные товары и услуги. Эффект от обесценения национальной валюты начал снижаться в последнем квартале 2016 года. Уровень общей инфляции значительно снизился с более 17% в третьем квартале 2016 года до менее 8% в начале 2017 года.

В то же время дефицит счета текущих операций еще больше увеличился из-за неблагоприятных условий внешней торговли, это компенсировалось увеличением притока чистых ПИИ, в основном в нефтяном секторе в связи с инвестициями в расширение производственной мощности. Снижение цен на нефть и добычи нефти привело к значительному увеличению дефицита счета текущих операций, с $5,5 млрд или 3% ВВП, в 2015 году до $8,2 млрд или 6,1% в 2016 году. В то же время, инвестиции в расширение мощности по производству нефти — Тенгизшевройл и Карачаганак привели к увеличению ПИИ до $14,3 млрд или 10,7% ВВП, что более чем компенсировало увеличение дефицита счета текущих операций. В результате, общий дефицит платежного баланса, исключая инвестиции Национального фонда, существенно уменьшился, с $10,6 млрд в 2015 году до $2,4 млрд в 2016 году.

В соответствии с официальными поручениями, доля неработающих кредитов (НРК) в общем объеме кредитов была сокращена с пикового уровня 2014 года, более 20% до 6,7% в январе 2017 года. Однако сильные шоки в системе, включая нестабильность валютного курса, спад экономики и отсутствие роста кредитования, а также нарастающий банковский кризис в других странах-экспортерах нефти, например, в Азербайджане, указывают на то, что банки могут испытывать определенные трудности.

Женщины и молодежь первыми испытали на себе последствия спада экономики. Уровень участия женщин на рынке труда снизился с 66,4% в 2014 году до 65,7% в 2015 году. Между тем, уровень безработицы среди молодежи вырос с 6,8% в 2013 году до 8,3% в 2015 году.

После снижения на 2,4% в 2015 году, средняя реальная заработная плата снизилась еще на 0,9% в 2016 году. На фоне снижения реального дохода, уровень бедности — по международной шкале бедности в $5 в день, увеличился до 19,8% в 2016 году, по сравнению с 19,5% в 2015 году и 16,1% в 2014 году. Снижение реального дохода произошло, главным образом, в результате уменьшения возможностей трудоустройства, как для наемных работников, так и для самозанятых. Общий уровень занятости снизился на 0,5% в 2016 году. Женщины и молодежь первыми испытали на себе последствия спада экономики. Уровень участия женщин на рынке труда снизился с 66,4% в 2014 году до 65,7% в 2015 году. Между тем, уровень безработицы среди молодежи вырос с 6,8% в 2013 году до 8,3% в 2015 году.

Правительство продолжило использовать средства Национального фонда для финансирования пакета мер по поддержке экономики, при этом использование нефтяных доходов превысило валовые притоки, они уменьшились еще больше на фоне сохраняющихся низких цен на нефть. нефтяных доходов. В результате, валютные резервы Национального фонда снизились с $63,4 млрд в конце 2015 года до $61,2 млрд в конце 2016 года. Так как правительство поддерживало объем чистого заимствования на уровне 2,2% ВВП (в среднем), сумма долга осталась примерно на том же уровне, около $30 млрд.

Чистые финансовые активы правительства, валютные активы Национального фонда минус общий правительственный долг, сократились, с $37 млрд в 2015 году до менее $34 млрд в 2016 году.

Ожидается, что средний рост ВВП в основных странах-партнерах Казахстана по торговле, снизится до 2,5% в 2017 году. Низкие инвестиции в Китае и политическая неопределенность в Еврозоне будут сдерживать рост. Кроме того, хотя во второй половине 2016 года рост мировой торговли увеличился, отчасти из-за сильного спроса на импорт со стороны СПРЭ, и эта тенденция показывала признаки продолжения в начале 2017 года, высокий уровень политической неопределенности повышает вес понижательных рисков в дальнейших перспективах. Тем не менее, финансовое положение стран с переходной и развивающейся экономикой улучшается. В ноябре 2016 года резкое увеличение доходности облигаций США и укрепление курса доллара США на фоне президентских выборов в США привело к внезапному ужесточению финансового положения СПРЭ, но в начале 2017 года притоки капитала показали признаки восстановления.

Прогнозируется, что экономическая активность Казахстана постепенно восстановиться в среднесрочной перспективе, но рост ВВП будет оставаться намного ниже его уровня 2014 года, когда экономика пострадала от шока снижения цен на нефть. Прогнозируется, что реальный ВВП будет расти примерно на 3% в год в 2017-2019 годах, в результате чего уровень бедности снизится примерно до 17% в 2019 году.

В краткосрочной перспективе ожидается, что состояние государственного бюджета ухудшится в связи с пакетом мер по поддержке банковского сектора.

Прогнозируемый рост цен на нефть будет способствовать экономическому росту благодаря увеличению производства нефти, так как рост производства на Кашагане будет более чем компенсировать спад производства на старых месторождениях. Поскольку прогнозируется, что цены на нефть будут ниже докризисного уровня, дефицит счета текущих операций и бюджетный дефицит сохранятся. В краткосрочной перспективе ожидается, что состояние государственного бюджета ухудшится в связи с пакетом мер по поддержке банковского сектора. Своевременные меры по усилению банковского надзора, прозрачному и ответственному устранению серьезных недостатков в капитале крупнейших банков и эффективному урегулированию проблемных активов, при условии их надлежащей реализации, должны помочь в восстановлении кредитования, которое положительно отразиться на росте экономики.

Источник  —  exclusive.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top