Дырявые карманы Казахстана

Дырявые карманы Казахстана2017 год оказался не очень удачным для Национального фонда страны, который многим казахстанцам продолжает напоминать «вещь в себе»

Один в поле воин

Обычно о существовании Национального фонда рядовые граждане Казахстана вспоминают лишь во время очередного денежного дождя на головы аффилированных с властью финансовых и прочих структур. Дошло до того, что в 2013 году на расширенном заседании правительства глава государства возмутился «исчезновением» $10 млрд, выделенных из Национального фонда по стабилизационной программе 2009-2010 гг. Причем из этой суммы $4 млрд были израсходованы на обеспечение устойчивости финансового сектора, а проще говоря, на поддержку системообразующих банков. И тогда же президент категорически запретил выделять средства Нацфонда для фондирования банков второго уровня. Но, как показала история, банковское лобби, тесно связанное с влиятельными представителями власти, бывает сильнее всяких запретов.

Хотя на этот раз Национальный фонд страны оказался в куда более скандальной ситуации. Неприятный сюрприз для руководства Казахстана преподнесло известие о том, что бельгийский суд и суд Амстердама приняли решение об аресте в The Bank of New York Mellon (BNY Mellon) более $22 млрд, принадлежащих Нацфонду РК. Кстати, в течение нескольких лет BNY Mellon был даже банком-кастодианом Национального фонда. В то же самое время, как сообщили некоторые СМИ, под угрозой оказались казначейские векселя США на сумму около $11 млрд и денежные средства в размере $589 млн.

Как уже писал Ratel.kz, информация об аресте средств Национального фонда РК в BNY Mellon появиласьеще в октябре. Но тогда не было конкретики по поводу объема арестованных средств. Как выяснилось, сумма вышла довольно внушительная. Самое интересное, что всё это произошло не в результате серьезных межгосударственных разногласий, взаимных санкций или экономических войн, а по причине конфликта между казахстанскими властями и одним из бывших инвесторов – молдавским предпринимателем Анатолием (Анатолом) СТАТИ. Он уже давно обвинял правительство Казахстана в нанесении ему финансового ущерба после потери бизнеса в нефтегазовой сфере республики.

Когда бизнесмены наказывают государство

На постсоветском пространстве было не так много прецедентов, когда по иску бизнес-структур арестовывались активы государства. Например, несколько лет назад в некоторых европейских странах были арестованы счета и госимущество РФ по искам бывших мажоритарных акционеров «ЮКОСа».

А в 2014 году по иску турецкой компании Sistem Muhendislik Insaat Sanavi ve Ticaret A.S. в суд канадской провинции Онтарио наложил арест на 4 млн акций и часть дивидендов Кыргызстана в Centerra Gold Inc. Турки требовали у наших соседей $11,4 млн за потерю гостиничного комплекса в этой стране в 2005 году. Чем-то напоминает нынешнюю ситуацию с Анатолом Стати, только масштабы претензий к нам гораздо больше.

В 2013 году иск против Казахстана составлял около $5 млрд. Чуть позже, в начале 2014 года, арбитражный трибунал в Швеции обязал нашу страну выплатить истцам около $500 млн, что, естественно, вызвало негативную реакцию Астаны и ответные иски. При этом в самой Швеции были заморожены акции Казахстана на сумму около $100 млн в 33 шведских компаниях.

Опасный тренд

Национальный фонд Казахстана был образован указом президента в 2000 году в качестве сберегательного и стабилизационного инструмента. Через десять лет в указе главы государства от 2 апреля 2010 года «О Концепции формирования и использования средств Национального фонда Республики Казахстан» была названа главная миссия фонда:

«Основной целью Национального фонда является сбережение финансовых ресурсов посредством формирования накоплений для будущих поколений и снижения зависимости республиканского бюджета от ситуации на мировых сырьевых рынках…»

В 2012 году Болат ЖАМИШЕВ, в то время министр финансов РК, заявил:

«Основная задача, которой придерживаются правительство и Национальный банк как управляющий этими средствами, — это сохранность фонда. Если бы эти средства были инвестированы исключительно в национальные инструменты, понятно, что все риски были бы связаны с экономикой нашей страны, которая, в свою очередь, очень сильно подвержена внешним шокам, и это не было бы надежным инвестированием и сбережением средств».

Но, как выяснилось, инвестирование денег Нацфонда и в национальные, и в зарубежные инструменты подвержены одинаковым рискам. И об этом несколько лет тому назад уже говорили некоторые казахстанские юристы, которые считали, что риски для Национального фонда РК существуют не только внутри страны, но и за пределами Казахстана.

Непредсказуемый исход

Например, доктор юридических наук А. ДИДЕНКО и кандидат юридических наук А. КЕНЖЕБАЕВА в статье «Правовой режим Национального фонда Республики Казахстан» упоминают прецедент, когда несколько лет назад Вашингтонский международный арбитраж взыскал с Казахстана в пользу AIG Capital Partners, Inc и Real Estate Company около $10 млн.

Нежелание республики выполнять это решение привело к тому, что истцы попытались арестовать имущество РК, свободное от иммунитета в других странах, в частности, в Великобритании, где хранятся средства Нацфонда.

Несмотря на то что Лондонский суд 20 октября 2005 года отказал в удовлетворении требований истцов о погашении долга за счет средств Национального фонда, юристы утверждают: «Вынесенное Лондонским судом решение показывает, на какой зыбкой почве в отношении возможности обращения взыскания на средства Нацфонда находится Казахстан. Неопределенность понятия «коммерческая деятельность» в международном публичном праве, различное значение понятия «имущество» и его принадлежности тому или иному субъекту в разных правовых системах делают исход судебного процесса, где кредиторы заявляют свои требования на средства Нацфонда, трудно предсказуемым».

Таким образом, в инциденте с молдавским бизнесменом больший интерес представляют не детали судебной тяжбы, где инвестор обвиняет казахстанские госструктуры чуть ли не в рейдерстве, а те его, в свою очередь, — в финансовых нарушениях.

Бреши в безопасности активов

Классика жанра. Такое уже было не раз в истории Казахстана, и не только по отношению к иностранным инвесторам, но чаще к отечественным. Только наши чаще всего предпочитали молчать. Более важным является то, что война Стати против властей Казахстана создает опасный прецедент: появляются реальные угрозы для разных государственных активов, разбросанных по всему миру.

Глава государства не так давно назвал цифру в $12,5 млрд, которые, по его данным, держат за рубежом 18 компаний, среди которых и национальные компании, например, «КазМунайГаз». Интересно, что заявление прозвучало после того, как в октябре из-за судебных исков молдавского бизнесмена под угрозой оказались не только акции ФНБ «Самрук-Казына» в голландском отделении KMG Kashagan B.V. стоимостью $5,2 млрд, но также была арестована некоторая казахстанская недвижимость в Нидерландах. Поэтому, скорее всего, высказанное в декабре требование президента вернуть в Казахстан из-за рубежа все деньги национальных компаний могло быть также связано с этим неприятным инцидентом.

Опасность ситуации заключается в том, что арест государственных активов по искам частных инвесторов создает угрозы в будущем: за годы независимости иностранных бизнесменов, обиженных на казахстанские власти, собрался уже целый воз и маленькая тележка.

Далеко за примерами ходить не надо. В этом году, например, Международный центр по урегулированию инвестиционных споров в Париже вынес арбитражное решение, согласно которому Казахстан обязан выплатить нефтедобывающей компании Caratube International Oil Co. компенсацию в размере $39 млн. Эта компания обвиняет правительство РК в том, что оно нанесло ей серьезный финансовый ущерб, после того как незаконно расторгло контракт на разработку месторождений. Кстати, первоначальная сумма исковых требований составляла более $1 млрд. Понятно, что казахстанские власти постараются приложить все усилия, чтобы оспорить выдвинутые обвинения. Но осадок в любом случае останется. Как останутся бреши и уязвимые места в безопасности зарубежных государственных активов. Как говорится, эффект бумеранга в действии.

Скандалы. Интриги. Расследования

С другой стороны, только благодаря таким скандалам простые казахстанцы узнают немало интересного по поводу того, куда и как власти размещают государственные деньги из «черных ящиков». Ведь в отсутствие прозрачности и дефицита информации все эти телодвижения обычно покрыты мраком тайны.

В этом году было обнаружено несколько десятков миллиардов тенге пенсионных активов ЕНПФ, вложенных в облигации «Международного Банка Азербайджана», который оказался на боку и требовал серьезной финансовой поддержки. Как и в случае с $22 млрд Нацфонда, та информация стала достоянием публики почти случайно — лишь после того, как у зарубежной финансовой структуры возникли серьезные проблемы, которые вылезли наружу. Но если после скандалов вокруг ЕНПФ, связанных с арестом прежнего руководства или с вложением пенсионных денег в дефолтные банки, пенсионный фонд находится под мощным давлением СМИ и общества, требующих его прозрачности, то Нацфонд остается неприступным бастионом.

С самого начала Казахстан заявлял, что Национальный фонд республики создавался с учетом опыта Норвегии, где в 1990 году был создан Государственный нефтяной фонд, который в 2006 году сменил название и стал называться Государственным пенсионным фондом. Но, как показывает практика, заморские диковинки в Казахстане не приживаются, как это было с чилийской пенсионной системой. А если приживаются, то сильно мутируют, как в случае с Нацфондом, который пытался перенять у норвежцев экономическую модель, не принимая в расчет разные политические условия, в которых фонды создавались. Главным их отличием является то, что норвежцы могут получить подробную информацию по поводу того, куда и как тратятся деньги из фонда. А у нас Совет по управлению Национальным фондом РК хотя формально и имеет право привлекать представителей госорганов и гражданского общества к обсуждению деятельности фонда, таким правом не пользовался.

Ёжики плакали, кололись, но продолжали лезть на кактус

Правительство и Нацбанк считают вполне достаточным информировать общественность лишь о сумме накопленных средств и доходах Нацфонда. Но думаю, что многим было бы интересно узнать и о финансовых потерях фонда с момента его создания. А наша власть лишь упорно продолжает твердить о том, что эти деньги якобы копятся для будущих поколений. Вот только не мешало бы уточнить: для чьих потомков копятся?

Большинству казахстанцев наверняка больше понравилось бы предложение лауреата Нобелевской премии Эдварда ПРЕСКОТТА, которое он сделал несколько лет тому назад в рамках V экономического форума в Астане. Он посоветовал перечислять часть денег, которые наша страна получает от продажи сырья, на депозиты каждого казахстанца — чтобы создать широкую базу собственников. Понято, что идеи такого рода не вызывают восторг у чиновников, которые уверовали в то, что лучше всех знают, куда вкладывать государственные деньги, даже несмотря многочисленные провалы этих «инвестиций». Как в старой шутке про ёжиков, которые плакали, кололись, но продолжали лезть на кактус. Вот только ёжики-управленцы на эти кактусы уже много лет тащат за собой весь народ.

ДОСЫМ САТПАЕВ

Источник  —  ratel.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top