Досым Сатпаев: Почём апгрейд нашего сознания?

Нужна не программа по модернизации сознания на бумаге, а реальная модернизация экономики и политической системы на практике.

Почём апгрейд нашего сознания33 тенге на душу населения

Новый денежный водопад хотят направить на реализацию государственной программы по модернизации сознания граждан Казахстана. Для этой цели была даже создана целая комиссия, куда вошли министры, акимы, партийные руководители, представители администрации президента и другие официальные лица.

Как было заявлено, на эти цели в текущем году выделен бюджет в размере 591 миллион тенге. А общая сумма составит около 54 миллиардов тенге, которые хотят направить на «формирование новой модели сознания и мышления» через сохранение собственной культуры, исторического опыта и традиций, а также опоры на национально-культурные корни.

Цель, в принципе, благородная, вот только непонятно, как будет измеряться это «общественное сознание» и по каким критериям оцениваться его «модернизация»? Скорее всего, как обычно — только по освоенным финансам.

Уже сейчас вопрос вызывает сумма бюджетных денег, которые хотят потратить на все это. Ведь если тот же 591 миллион тенге разделить почти на 18 миллионов казахстанцев, то на апгрейд сознания каждого из нас уйдет 33 тенге.

Воистину, очередной «шедевр» бюрократического аппарата, когда нечто эфемерное пытаются загнать в прокрустово ложе госпрограммы, которая опять была разработана в чиновничьих кабинетах. Возникает ощущение, что в этих кабинетах по преимуществу сидят не идеологи, а «портные», которые шьют эту эрзац-идеологию второпях, да к тому же некачественно. Поэтому всё выходит вкось и вкривь. Тем более что мы через это уже проходили.

Провальные эксперименты мозгоправов

Несколько лет назад предпринималась попытка разработать и внедрить в сознание граждан «Доктрину национального единства Казахстана». Но уже после разработки и презентации выяснилось, что часть общества ее не приняла, посчитав очередным искусственным суррогатом, который не поможет казахстанцам вырваться из ловушки «размытой самоидентификации».

До сих пор продолжаются споры, что должно быть заложено в основу казахстанской государственности: этническая, религиозная или гражданская самоидентификация. И эти споры идут уже двадцать с лишним лет, грозя в будущем заложить основу для серьезного конфликта.

Добавьте сюда тот факт, что значительная часть населения находится под мощным информационным давлением иностранных государств. А это уже вопрос национальной безопасности, так как речь идет о внедрении инородных идеологических бомб.

Еще в «Никомаховой этике» Аристотель отмечал, что человек рождается политическим существом и несет в себе инстинктивное стремление к жизни в социуме. То есть большинство людей всегда стараются идентифицировать себя с какой-то группой. Это заложено в их природе.

Но идентичность бывает разная. Задавая этот вопрос в Казахстане, вы получите непохожие ответы.

С точки зрения власти, она должна строиться на основе гражданской самоидентификации, по аналогии с США, где, вне зависимости от этнической принадлежности, люди идентифицируют себя как граждане Соединенных Штатов.

С точки зрения национал-патриотов, нет никакой казахстанской идентичности, а есть идентичность казахская, которая должна базироваться на этническом принципе. То есть здесь акцент делается на главенстве титульной нации.

Другие же телом продолжают жить в Казахстане, а головой уже давно в России, больше идентифицируя себя с российским политическим, идеологическим, а также информационным полем.

По мнению адептов религиозных конфессий, человек в первую очередь должен идентифицировать себя с той религией, к которой принадлежит, а потом уже со своей этнической группой.

Есть и такие, кто до сих пор считает, что на первом месте должна стоять родоплеменная идентичность.

Борьба между этими концепциями идентичности будет только усиливаться по мере разрастания такого опасного для страны явления, как «идейный сепаратизм», когда у разных социальных, политических, демографических, этнических, религиозных и прочих групп существуют свои, часто конфронтационные представления о «своем Казахстане». То есть в обществе уже немало групп, имеющих абсолютно разное представление о политическом будущем страны и дифференцированное восприятие настоящего.

После провальной попытки внедрения «Доктрины национального единства», о которой сама власть быстро забыла, в конце 2015 года на головы казахстанцев была уже спущена «Концепция укрепления и развития казахстанской идентичности и единства» со сроком реализации до 2025 года. В ее основу были заложены такие, по мнению чиновников, консолидирующие общенациональные ценности, как гражданское равенство, трудолюбие, честность, культ учености и образования, светский образ жизни, культурное, этническое, языковое и религиозное многообразие. Но есть две большие проблемы, которые мешают власти от теории перейти к практике.

«Летучий голландец»

Во-первых, разработчики идеологических конструкций часто сами не верят в то, что хотят предложить обществу.

Элиту больше интересует «золотой телец», нежели общественные идеалы. Равенство, трудолюбие, честность, культ учености и образования здесь не в почете. Как гласит поговорка, «компромисс – это равноценность двух компроматов». И система держится в основном на таком компромиссе, где коррупция, синдром временщика, фаворитизм и т. п. пока еще явно превалируют над меритократией. Ведь коррупционер никогда не будет патриотом.

В «Концепции укрепления и развития казахстанской идентичности и единства» идентичность была связана с тем, что каждый гражданин, независимо от этнического происхождения, связывает свою судьбу и будущее с Казахстаном. Но проблема в том, что многие представители политической и бизнес-элиты свое будущее со своей страной не связывают. Для многих она просто кормушка. А старость они хотят провести где-нибудь за бугром. Ведь шутка о наличии в Казахстане двух параллельных столиц для элиты — северной (Лондон) и южной (Дубай) — возникла не на пустом месте. И как после этого представители власти могут убеждать граждан в некой «казахстанской мечте», когда своими действиями свели эту «мечту» к шуточному постсоветскому тосту: «Давайте выпьем за то, чтобы у нас всё было и нам за это ничего не было!»

Выходит, что разработкой национальной идеи — теперь уже под видом «модернизации сознания» — занимаются те, кто меньше всего интересуется, чем живет общество и какие в нем есть точки зрения по поводу всех этих инициатив. Они представляют общество таким, как его показывают официальные СМИ: довольным и благодарным за счастливое настоящее, в ожидании еще более счастливого будущего.

Пора перестать витать в этих иллюзиях. Для политиков это опасно. В результате главная задача чиновников – это вовремя отчитаться: мол, всё разработали, обсудили, народ поддерживает. А какой народ – не уточняется.

Через какое-то время всё это с успехом забывается, и из уст высокопоставленных чиновников звучит очередная «интересная» идея. Именно поэтому все инициативы, которые власти презентовали в последние годы, являются лишь лихорадочной попыткой найти некую идейную основу, которая позволила бы сформировать единство внутри Казахстана разных социальных, этнических и демографических групп.

В итоге национальная идея в Казахстане напоминает призрачный корабль «Летучий голландец»: многие о нем слышали, кто-то даже видел, большинство уверены, что он существует, но доказательств нет. Однако ее нельзя разработать в кабинетах чиновников, где царит оторванность от реальных проблем общества. Поэтому, прежде чем модернизировать общественное сознание, элита должна начать с модернизации своего собственного сознания. Как показывает опыт других стран, если этого не происходит, то «чистку мозгов» наверху могут провести те, кто когда-то был внизу.

Казахстанская мечта

Во-вторых, бытие всё-таки продолжает определять сознание. В обществе, где бедных всё еще больше, чем богатых или представителей среднего класса, где многие чувствуют себя чужими на этом празднике жизни, где до сих пор прав не тот, кто прав, а у кого больше прав, — никакая спущенная сверху программа по модернизации сознания работать не будет.

Вильгельм ШВЕБЕЛЬ говорил: «Терпит крах та идеология, которая обещает всем то, что могут иметь лишь немногие». Тяжело от простых людей требовать лояльности, а тем более преданности системе властных отношений, где во главу угла ставится не государственный подход, а конъюнктурный, не честная работа, а коррупционный механизм. Человек только тогда считает себя чем-то обязанным государству, когда знает, что это государство в лице чиновников не паразитирует на нем, а сами чиновники лишь выполняют функцию эффективных государственных управленцев, которые не забывают, что их содержит народ.

Людям не нужны высокопарные слова о том, как «космические» корабли бороздят просторы «Мәңгілік Ел», чтобы войти в тридцатку развитых стран мира. Многим эти лозунги ровным счетом ничего не говорят, так как они далеки от их жизненных интересов, которым привычнее пословица: «Рыба ищет, где глубже, а человек, где лучше».

Следовательно, нужна не программа по модернизации сознания на бумаге, а реальная, не мифическая модернизация экономики и политической системы на практике. Только эффективные политические и экономические реформы, которые повысят благосостояние большинства граждан, заложат основу для появления «казахстанской мечты», которая способна воплотиться в реальность. В ее основе лежит культ self-made person. Человека, который много добился в жизни, в первую очередь благодаря своим мозгам, способностям и делам в стране, где всё по закону, а не по понятиям, где есть доступное жилье и качественное образование, недорогая и эффективная система здравоохранения, где государство — для человека, а не наоборот. И эту мечту многие люди (без «модернизации сознания» сверху) захотят сохранить и развивать дальше, чтобы передать своим детям — как успешную модель.

Источник  —  www.ratel.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top