Кыргызстан: пейзаж после выборов

Интервью кыргызского эксперта Аиды Алымбаевой казахстанскому политологу Досыму Сатпаеву

Кыргызстан: пейзаж после выборовВ Кыргызстане в воскресенье, 15 октября, прошли президентские выборы, на которых победу одержал представитель Социал-демократической партии Кыргызстана Сооронбай ЖЭЭНБЕКОВ. Его считают преемником Алмазбека АТАМБАЕВА, но при этом он является «темной лошадкой». Многих интересует, что ждет страну и основных участников жесткой, конкурентной и скандальной электоральной кампании в будущем. Обо всём этом я решил поговорить с известным кыргызским экспертом, преподавателем Международного университета в Центральной Азии Аидой АЛЫМБАЕВОЙ.

Президентская кампания по 5-балльной системе

— Как бы вы оценили прошедшие выборы с точки зрения честности и прозрачности по 5-балльной системе?

— Можно сказать, что наличие частных и государственных СМИ, а также разноголосье в Центральной избирательной комиссии, члены которых выдвигаются от парламентского большинства, парламентской оппозиции и президента, позволили обеспечить значительную прозрачность выборов. Поэтому, в это части, исходя из 5-балльной системы оценки, можно смело поставить «4».

Что касается честности проведения выборов, то, к сожалению, общественные (государственные) теле- и радиоканалы однобоко освещали предвыборную гонку, очерняя Омурбека БАБАНОВА, главного оппонента провластного кандидата Жээнбекова. Использование пресловутого административного ресурса не было исключением на этих выборах. Повышение зарплат некоторым госслужащим в канун выборов, активность глав местных администраций в агитационных целях широко использовались властями. Поэтому действия государственных органов послужили сигналом для электората о том, что выборы могут пройти нечестно. Может быть, поэтому лишь половина граждан, имеющих право голоса, пришла на избирательные участки.

— А что эти президентские выборы вообще означали для Кыргызстана?

— В целом они подтвердили сменяемость власти в стране путем проведения прямых демократических выборов, осуществляемость транзита власти от одного руководителя государства к другому. Выборы также продемонстрировали настроение населения по отношению к политике уходящего президента А. Атамбаева, так как выдвиженец от партии власти декларировал, что продолжит курс, начатый предшественником. Для господствующей элиты выборы — это возможность стабилизировать свою власть путем выдвижения и продвижения своего ставленника, а для ее оппонентов — шанс прийти к власти и изменить конфигурацию властной элиты. Что касается электората, то для одной части избирателей эта президентская кампания показала, насколько институт выборов является механизмом для их участия в системе государственного управления, для других — это возможность повлиять на смену властвующей элиты.

О «руке Москвы»
— Было ли какое-либо существенное отличие этих выборов от избирательной кампании 2011 года, когда победу одержал А. Атамбаев?

— На мой взгляд, существуют три ключевых различия. Первое: в 2011 году предвыборная гонка кандидатов в президенты шла между выдвиженцами новой постреволюционной власти — оппонентами прежнего президента Курманбека БАКИЕВА, пришедших к власти на волне апрельских событий 2010 года, и так называемыми «реваншистами», выходцами из ближнего круга К. Бакиева (Камчибек ТАШИЕВ). В этом году мы не наблюдали борьбу между ярыми оппозиционерами и ставленниками власти. Во время выборов О. Бабанов выступал оппонентом С. Жээнбекова, но не президента А. Атамбаева. Поэтому его трудно зачислить в ряды оппозиционеров. До выборов он демонстрировал свою лояльность властям.

Второе отличие — в 2011 году участие российских СМИ, встречи кандидатов в президенты КР с руководителями РФ были основными элементами той предвыборной гонки. В 2017 году мы не наблюдали российского участия в электоральном процессе, так как все претенденты на пост президента страны заявляли о своей приверженности России.

Третье отличие — исход президентских выборов в 2017 году было трудно предсказать, так как конкуренция оказалась значительно выше, чем прежде. В 2011 году, на фоне постреволюционного настроения электората, наоборот, было легко предсказать победу А. Атамбаева.

— Вы упомянули влияние России на предвыборную гонку 2011 года. То есть можно сказать о вмешательстве во внутренние дела Кыргызстана?

— Да, это было несколько раз, в том числе перед апрельской революцией 2010 года, о чем написано в многочисленных исследованиях. В целом, влияние зарубежных стран на КР особенно усиливалось в предвыборный период. В 2010 году, во время проведения парламентских выборов в КР, представители российских СМИ повлияли на снижение рейтинга прозападного политика О. ТЕКЕБАЕВА и его партии. В 2010 году его партия «Ата-Мекен» c трудом преодолела 5-процентный избирательный порог для вхождения в законодательный орган, и на следующих парламентских выборах 2015 года она была вынуждена декларировать пророссийскую риторику. Также в 2015 году, когда КР решала, вступать ли в ЕАЭС, влияние со стороны РФ было весомым, что позволило парламенту и президенту за столь короткий срок принять решение о вступлении КР в этот союз.

Жээнбеков: лояльность Атамбаеву или своя игра?

— Будет ли С. Жээнбеков реальным преемником А. Атамбаева или начнет собственную политическую игру?

— До формирования своей команды, лояльной новому президенту, С. Жээнбеков будет оставаться преемником А. Атамбаева. Более того, у С. Жээнбекова нет своей партии в парламенте, чтобы полноправно влиять на законодательный орган. Он является членом СДПК, основателем которой является А. Атамбаев. Также многое будет зависеть от возможности А. Атамбаева прийти во власть в качестве премьер-министра, изменив Конституцию и расширив полномочия главы кабинета министров. Если инициативу по изменению Конституцию с целью снижения полномочий президента невозможно будет осуществить в ближайшее время, то по мере отдаления от даты инаугурации С. Жээнбеков может начать свою собственную политическую игру.

— Значит, вы считаете, что у А. Атамбаева есть желание чуть позже занять место премьер-министра или спикера Жогорку Кенеша?

— На мой взгляд, перспективы А. Атамбаева остаться в политике и влиять на процесс принятия решений возможны в случае получения им поста премьер-министра. Предполагаю, что представленная в парламенте партия СДПК, которая основана А. Атамбаевым и лидером которой он является, может выдвинуть его на эту должность в ближайшее время. Можно также ожидать инициативу по изменению многострадальной Конституции КР в пользу снижения роли президента (С. Жээнбекова) и расширения полномочий премьер-министра. Всё зависит от способности нового президента воспротивиться такой инициативе. Если он всё-таки воспротивится, то борьба внутри СДПК продолжится, что приведет к расколу провластной партии, а это может сыграть на руку другим партиям во время следующих парламентских выборов.

— Многие считают, что после референдума по изменениям в Конституцию статус премьер-министра всё-таки значительно повысился. Можно ли сказать, что в нынешней политической системе Кыргызстана позиция премьера уже более ключевая, чем президента?

— На сегодняшний момент позиция премьер-министра не является ключевой в стране. Президент, контролирующий правоохранительные и судебные органы, является самой влиятельной фигурой на политическом Олимпе. Ни парламент, ни премьер-министр не могут обеспечить ему противовес. Поэтому говорить о существовании в КР эффективной системы сдержек не приходится, к сожалению.

— А какие могут быть политические перспективы у О. Бабанова при таком сценарии?

— На мой взгляд, если не будет уголовного преследования О. Бабанова, то он останется в политике в качестве депутата Жогорку Кенеша и руководителя парламентской фракции, не ведя активной оппозиционной политики. Он не примкнет к рядам оппозиционеров в силу того, что у него большие бизнес-интересы в КР. Более того, он, возможно, будет готовиться к реваншу в следующих парламентских выборах.

Народу надоели революции

— Насколько вероятна в стране очередная революция или государственный переворот? Тем более что А. Атамбаев незадолго перед выборами заявил, что в Кыргызстане готовили попытку такого переворота.

— Думаю, что в ближайший период революция не является ожидаемым сценарием развития ситуации. Во-первых, отсутствуют три фактора для мобилизации населения: лидеры, актуальный вопрос и ресурсы. В стране нет ярких оппозиционных лидеров, и в целом оппозиция раздроблена и слаба. Социально-экономическая ситуация в КР не столь напряженная, как было в 2005 и 2010 годах. Более того, во время президентских выборов 2017 года не было чрезмерной фальсификации итогов выборов, что могло бы возмутить население. Более того, у оппозиции нет ресурсов, в частности финансовых, для мобилизации населения. Другая причина — население, разочаровавшись в итогах двух революций, скептически относится к революционным и митинговым идеям. Поэтому говорить об очередной революции или государственном перевороте в стране не приходится.

— Выборы закончились, и рано или поздно для нового президента наступит период политической рутины. Какие первые актуальные задачи будут стоять перед главой государства?

— Для президента важно сформировать свою команду лояльных управленцев. Однозначно главными вопросами повестки дня станет решение социально-экономических вопросов наряду с очерчиванием внешнеполитического курса.

— Если с фаворитами президентской гонки было более или менее понятно, то кто еще входит в список потенциальных премьер-министров, кроме А. Атамбаева?

— В ближайшей перспективе Сапар ИСАКОВ будет оставаться премьер-министром страны. В дальнейшем возможен приход нового человека, включая А. Атамбаева.

ГКНБ не смог освободиться от функции устрашения политических оппонентов

— Кыргызстан — первая республика в Центральной Азии, где пытаются создать парламентскую республику. По вашему мнению, это получится сделать? И что этому может помешать?

— В КР сложилась президентско-парламентская система управления, а не чисто парламентская, так как у президента сохраняются большие властные полномочия. Что делает президента КР сильнее и влиятельнее перед парламентом — это его контроль, в частности, над Государственным комитетом национальной безопасности. В годы независимости ГКНБ не смог полностью освободиться от функции устрашения политических оппонентов властей, унаследованной с советского времени. Этот орган использовался прежними властями и А. Атамбаевым в качестве инструмента политического влияния, давления и расправы над политическими оппонентами. ГКНБ фактически является органом прямого и полного подчинения президенту, в то время как законодательная и исполнительная ветви власти практически лишены реальных рычагов влияния на его деятельность. В настоящее время Закон «Об органах национальной безопасности КР» наделяет этот орган полицейскими функциями, например, выявление и пресечение коррупции, контрабанды и наркобизнеса, предупреждение и пресечение массовых беспорядков и т. д. ГКНБ возбуждает уголовные дела против оппонентов власти. Поэтому практически все депутаты парламента боятся критиковать президента. Следовательно, строительству парламентской формы правления в КР мешают значительные властные полномочия, имеющиеся у президента страны.

Уроки для Казахстана

— Может ли Казахстан чему-либо научиться у Кыргызстана с точки зрения политического развития? Тем более что мы единственная страна на постсоветском пространстве, где еще не было транзита власти.

— У нас сложились не идентичные политические режимы. Если в будущем Казахстан выберет путь построения парламентской системы управления, рекомендация одна — роль президента должна стать номинальной, как в Германии и Чехии, а значительные полномочия по формированию внутренней и внешней политики, в том числе контроль за правоохранительными и судебными структурами, должны быть переданы парламенту. Премьер-министр должен быть полностью подотчетен парламенту, а не президенту.

— А как будут складываться отношения между Кыргызстаном и Казахстаном после выборов на фоне недавних скандалов?

— Кыргызстан постарается решить данный конфликт, используя Россию в качестве медиатора. Россия, как главный арбитр ЕАЭС, не заинтересована в эскалации конфликта между его членами. Такой конфликт даст негативный сигнал международному сообществу, а также новым потенциальным членам ЕАЭС. Это в очередной раз может навредить имиджу России.

— Большое спасибо за интересную беседу!

Источник  —  ratel.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Top